Главная Карта сайта Отправить письмо
На главную
 Ежедневно 09.00 - 21.00, включая выходные дни, Вам ответят на все вопросы о возможностях, перспективах и условиях оказания юридической помощи...  (495) 726-2650
(многоканальный)
КОНТАКТЫ
ОТКРЫТ НОВЫЙ ПОРТАЛ ЦЕНТРА ЮРИДИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ

Гражданское законодательство - - Гражданско-правовые сроки. Исковая давность

К ВОПРОСУ О РАЗЛИЧИИ ПОНЯТИЙ "СРОКИ ОБРАЩЕНИЯ В СУД" ПО ТРУДОВЫМ ДЕЛАМ И

"СРОКИ ИСКОВОЙ ДАВНОСТИ"

 

На основе анализа действующего законодательства и примеров судебной практики автор обосновывает, что: 1) предусмотренные ст. 392 ТК РФ сроки обращения в суд по трудовым делам не должны применяться по аналогии со сроками исковой давности по гражданским делам, 2) судья вправе применить последствия пропуска срока без заявления об этом другой стороны и отказать в иске по этому основанию при отсутствии оснований для восстановления срока, 3) ст. 392 ТК РФ требует внесения изменений в части определения начала течения предусмотренных ею сроков, порядка применения срока судом и последствий его пропуска.

Согласно ст. 6 Трудового кодекса Российской Федерации порядок разрешения индивидуальных трудовых споров может быть регламентирован только федеральными законами и иными нормативными правовыми актами, принимаемыми федеральными органами государственной власти.

Статья 392 Трудового кодекса Российской Федерации предусматривает, что работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки. Работодатель имеет право обратиться в суд по спорам о возмещении работником вреда, причиненного организации, в течение одного года со дня обнаружения причиненного вреда. Часть третья ст. 392 ТК РФ предусматривает возможность восстановления судом указанных сроков при пропуске их по уважительным причинам.

Сроки, установленные ст. 392 ТК РФ, не могут быть иными в локальных нормативных правовых актах, соглашениях и договорах субъектов трудового права. А законодатель, установив конкретные сроки обращения в суд за защитой нарушенного права, не оговорил порядок их применения и последствия пропуска.

Решение возникшей перед правоприменителями проблемы предложил Верховный Суд Российской Федерации, разъяснив возможность применения предусмотренных Трудовым кодексом сроков по аналогии со сроками исковой давности, установленными Гражданским кодексом. На определенном этапе развития законодательства и доктринального понимания принципов трудового права такое толкование представлялось правильным. Но изменения, произошедшие в жизни страны и судебной практике с момента принятия указанных норм и разъяснений Верховного Суда, позволяют поставить вопрос о необходимости законодательного разграничения понятий "срок исковой давности" и "срок обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора".

Трудовой кодекс Российской Федерации не содержит свойственного гражданскому праву понятия "срок исковой давности" и устанавливает лишь "сроки обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора". Гражданский кодекс, в свою очередь, четко определяет понятие и виды сроков исковой давности и не содержит понятия "сроки обращения в суд".

Проблема разграничения этих понятий уже нашла отражение в юридической литературе <1>. В настоящей работе предпринята попытка найти дополнительные аргументы в пользу нового взгляда на обозначенную проблему:

--------------------------------

<1> Трудовое право России: проблемы теории: Коллективная монография. Екатеринбург: Издательский дом "Уральская государственная юридическая академия", 2006. С. 250.

 

1. Срок обращения в суд по трудовым делам - это самостоятельное понятие, которое не может рассматриваться как аналогия понятию "срок исковой давности" по гражданским делам.

2. Срок обращения в суд по ст. 392 ТК РФ должен применяться судом без заявления об этом другой стороны и являться основанием для отказа в удовлетворении исковых требований только при констатации судом факта пропуска и отсутствия для этого уважительных причин.

3. Статья 392 ТК РФ требует внесения изменений в части определения начала течения предусмотренных ею сроков, порядка применения срока судом и последствий его пропуска.

Обоснование находится в действующем Трудовом и Гражданском процессуальном кодексах. Последний применяется потому, что трудовые споры, как известно, рассматриваются в порядке гражданского судопроизводства в судах общей юрисдикции.

Итак, согласно ч. 1 ст. 392 ТК РФ работник в установленные сроки имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора. А исковой давностью, в соответствии со ст. 195 ГК РФ, признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. Различие в правовом содержании этих понятий представляется очевидным хотя бы в силу разницы в предметах правового регулирования трудового и гражданского права.

Буквальное толкование ст. 392 ТК РФ позволяет предположить, что при пропуске без уважительных причин указанных в ч. ч. 1 и 2 сроков работник и работодатель лишаются права обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора.

Часть 6 ст. 152 ГПК РФ предусматривает, что в предварительном судебном заседании может рассматриваться возражение ответчика относительно пропуска истцом без уважительных причин срока исковой давности для защиты права и установленного федеральным законом срока обращения в суд. При установлении факта такого пропуска судья принимает решение об отказе в иске без исследования иных фактических обстоятельств по делу.

В Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за III квартал 2003 года, утвержденном Постановлениями Президиума Верховного Суда РФ от 3 и 24 декабря 2003 г., указано: "Поскольку в законодательстве не урегулирован порядок применения судом сроков на обращение в суд, установленный в ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации, то следует на основании ч. 3 ст. 11 ГПК РФ применять норму, регулирующую сходные отношения (аналогию закона). Такой нормой может считаться ст. 199 ГК РФ. Пунктом 2 ст. 199 ГК РФ установлено, что исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Таким образом, применение последствий пропуска срока на обращение с заявлением в суд за разрешением индивидуального трудового спора, установленного в ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации, возможно только по заявлению стороны, участвующей в деле (ответчика), сделанному до вынесения решения судом первой инстанции".

В п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" содержится более развернутое обоснование такой позиции: "Исходя из содержания абзаца первого части 6 статьи 152 ГПК РФ, а также части 1 статьи 12 ГПК РФ, согласно которой правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон, вопрос о пропуске истцом срока обращения в суд может разрешаться судом при условии, если об этом заявлено ответчиком".

Такое толкование представляется не бесспорным. Формулировка ч. 6 ст. 152 ГПК РФ предусматривает возможность (дозволение) рассмотрения в предварительном (не основном) судебном заседании возражения ответчика относительно пропуска истцом без уважительных причин срока обращения в суд. Заявление ответчика может рассматриваться, а может и не рассматриваться по различным причинам - если оно не поступило в суд или заседание проводится в отсутствие ответчика. Буквальное толкование ч. 6 ст. 152 ГПК РФ не ограничивает суд в праве отказать в иске в случае пропуска срока обращения в суд при отсутствии заявления об этом ответчика.

Абзац 3 ч. 4 ст. 198 ГПК РФ предусматривает, что в случае отказа в иске в связи с признанием неуважительными причин пропуска срока исковой давности или срока обращения в суд в мотивировочной части решения суда указывается только на установление судом данных обстоятельств. Эта норма закона также не связывает возможность отказа в иске в данной ситуации с заявлением ответчика.

Формулировки ст. ст. 152 и 198 ГПК РФ указывают на последствия пропуска без уважительных причин: 1) сроков исковой давности, 2) сроков обращения в суд. Трудно признать это разделение незначительной оговоркой законодателя. Введение на законодательном уровне двух разных терминов свидетельствует, по мнению автора, о намерении законодателя по-разному применять порядок и последствия пропуска срока в зависимости от предмета правового регулирования отрасли права - сроки исковой давности для гражданского и сроки обращения в суд для трудового.

Относительно сроков исковой давности порядок определен ч. 2 ст. 199 ГК РФ: "Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения". Лишь с наличием такого заявления ч. 3 ст. 199 ГК РФ связывает возможность вынесения судом решения об отказе в иске.

В отличие от Гражданского, Трудовой и Гражданский процессуальный кодексы, как указано выше, не связывают возможность отказа в иске по индивидуальному трудовому спору при пропуске истцом без уважительных причин срока обращения в суд с заявлением ответчика. Однако ГПК РФ в ч. 1 ст. 109 прямо указывает, что с истечением установленного федеральным законом или назначенного судом процессуального срока право на совершение процессуальных действий погашается. Если обратить внимание на то, что формулировка ст. 392 ТК РФ позволяет отнести названные в ней сроки к процессуальным, устанавливающим срок для совершения конкретного процессуального действия - подачи иска в суд, то представляется корректным вывод, что при пропуске сроков обращения в суд погашается в соответствии с ч. 1 ст. 109 ГПК РФ само право на это обращение.

По мнению автора, судья, формально усмотрев факт пропуска срока на стадии принятия искового заявления, должен оставить иск без движения; соответствующим определением предложить заявителю представить мотивированное ходатайство о восстановлении пропущенного срока; в предварительном судебном заседании согласно ч. 6 ст. 152 ГПК РФ рассмотреть это ходатайство и, установив неуважительность причин пропуска срока (без всякой связи с заявлением другой стороны), вынести решение об отказе в иске на основании ч. 1 ст. 109 ГПК РФ, ч. ч. 1 и 2 ст. 392 ТК РФ. Если истец не выполнит указания суда и не представит ходатайство о восстановлении срока, то в силу ч. 2 ст. 109 ГПК РФ судья может вернуть иск со всеми материалами подавшему его лицу.

Разница в правовом содержании понятий "срок исковой давности" и "срок обращения в суд", отсутствие специального указания в ГПК РФ и, главное, в основном источнике трудового права - Трудовом кодексе - относительно заявления другой стороны как основания применения судом последствий пропуска без уважительных причин срока обращения в суд позволяют прийти к следующим выводам: 1) предусмотренные ст. 392 ТК РФ сроки обращения в суд являются процессуальными; 2) пропуск истцом по трудовому спору без уважительных причин сроков обращения в суд исключает возможность разрешения судом индивидуального трудового спора по существу; 3) для применения таких негативных для истца последствий не требуется заявления другой стороны, ведь факт пропуска срока и отсутствие уважительных причин являются предметом доказывания, устанавливаются в предварительном судебном заседании и становятся очевидными для суда и других участников процесса; 4) основанием для отказа в иске в данном случае может быть ч. 1 ст. 109 ГПК РФ, ч. ч. 1 и 2 ст. 392 ТК РФ; 5) при отсутствии ходатайства о восстановлении нарушенного срока судья может возвратить исковое заявление в силу ч. 2 ст. 109 ГПК РФ.

По мнению автора, такой подход не противоречит положениям ч. 1 ст. 12 ГПК РФ о состязательности и равноправии сторон при осуществлении правосудия по гражданским делам. Право на обращение в суд в установленные ст. 392 ТК РФ сроки может быть реализовано как работником, так и работодателем только путем совершения процессуального действия - подачи искового заявления. Согласно ч. 1 ст. 107 ГПК РФ процессуальные действия совершаются в процессуальные сроки, установленные федеральным законом. Право на совершение процессуальных действий погашается с истечением установленного федеральным законом или назначенного судом процессуального срока (ч. 1 ст. 109 ГПК РФ). Работник и работодатель пользуются равными процессуальными правами, в том числе по доказыванию юридически значимых обстоятельств: пропущен истцом срок обращения в суд или нет, являются ли уважительными причины пропуска срока или не являются. Статья 112 ГПК РФ, как и ч. 3 ст. 392 ТК РФ, предусматривает возможность восстановления судом срока обращения в суд в случае признания уважительными причин пропуска этого срока, но так же, как и ст. 109 ГПК, не связывает наступление последствий пропуска срока с заявлением другой стороны.

Часть 3 ст. 11 ГПК РФ, на основании которой Верховный Суд РФ предложил применять к рассматриваемым правоотношениям ст. 199 ГК РФ по аналогии закона как норму права, регулирующую сходные отношения, предусматривает возможность применения этой аналогии в случае отсутствия норм права, регулирующих спорное отношение. По мнению автора, здесь нельзя говорить о сходстве этих правоотношений хотя бы в силу разницы в предмете правового регулирования. Отношения, регулируемые гражданским законодательством, четко прописаны в ст. 2 ГК РФ, а трудовым - в ст. 1 ТК РФ. Закон прямо указывает на несхожесть правоотношений, что исключает в данном случае аналогию. Да и основания для применения аналогии отсутствуют. Суд сам должен определять, пропущен ли срок и по каким причинам, признать их уважительность или неуважительность, и отказать в иске по этому основанию либо восстановить срок и рассмотреть спор по существу.

Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 20.02.2007 N 123-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Волкова Андрея Григорьевича на нарушение его конституционных прав статьями 222 и 223 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и частью первой статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации" отметил, что установленный ст. 392 ТК РФ месячный срок для обращения в суд по делам об увольнении направлен на быстрое и эффективное восстановление нарушенных прав работника, в том числе права на труд и права на защиту от безработицы, в случаях незаконного расторжения работодателем трудового договора. Своевременность обращения в суд зависит от волеизъявления работника. Пропущенный же по уважительным причинам срок может быть восстановлен судом, а отказ в восстановлении пропущенного срока - обжалован в вышестоящий суд.

Представляется, что предложенное Верховным Судом толкование нормы ст. 392 ТК РФ в части применения ее по аналогии со сроками исковой давности лишь по заявлению другой стороны, по сути, противоречит указанной позиции Конституционного Суда, поддержавшего саму идею ограничения права работника на обращение в суд определенным сроком. В ГПК РФ предусмотрен порядок применения и последствия пропуска срока обращения в суд - именно в такой редакции, свойственной Трудовому кодексу. Статья 256 ГПК РФ предусматривает, что гражданин вправе обратиться в суд с заявлением в течение трех месяцев со дня, когда ему стало известно о нарушении его прав и свобод. Пропуск трехмесячного срока обращения в суд с заявлением не является для суда основанием для отказа в принятии заявления. Причины пропуска срока выясняются в предварительном судебном заседании или судебном заседании и могут являться основанием для отказа в удовлетворении заявления.

Автор считает, что при рассмотрении индивидуальных трудовых споров и решении вопроса о применении последствий пропуска предусмотренного ст. 392 ТК РФ срока обращения в суд не нужно применять аналогию с ГК РФ, а следует руководствоваться нормами ГПК РФ, применяя по аналогии ст. 256. Учитывая, что трудовые споры рассматриваются в порядке гражданского производства, эта аналогия представляется наиболее целесообразной.

При таком подходе особенно острым становится вопрос об определении временных границ начала и окончания предусмотренных ст. 392 ТК РФ сроков. Часть 1 ст. 392 ТК РФ предлагает правоприменителю исчислять срок в трех вариантах: 1) со дня, когда работник узнал или должен был узнать о нарушении своего права - по всем трудовым спорам, 2) со дня вручения работнику копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки - по спорам об увольнении, 3) со дня обнаружения причиненного ущерба - для работодателя.

Представляется, что предложенные варианты не отражают все многообразие ситуаций, возникающих при рассмотрении трудовых споров, и не дают правоприменителю достаточно четких алгоритмов действий в конкретных ситуациях.

Например, с какого момента следует считать срок обращения в суд при отказе в заключении трудового договора лицу, ищущему работу? Часть 6 ст. 64 ТК РФ предусматривает возможность обжалования в суд отказа в заключении трудового договора. Следует ли лицу, ищущему работу, добиваться от потенциального работодателя отказа в письменной форме, право на который он имеет? Процесс истребования такого документа может потребовать длительного времени, исчисляемого иногда неделями. Получив документ, соискатель в течение трех месяцев обращается в суд, где указывает, что фактически получил отказ (то есть узнал о нарушении своего права!) еще раньше, часто уже за пределами срока.

Проблемным представляется момент начала срока обращения в суд, когда существующие гражданско-правовые отношения работник требует признать трудовыми со всеми вытекающими последствиями: восстановить на работе, взыскать заработную плату за время вынужденного прогула и компенсировать моральный вред. Часть 4 ст. 11 ТК РФ предусматривает, что в тех случаях, когда судом установлено, что договором гражданско-правового характера фактически регулируются трудовые отношения между работником и работодателем, к таким отношениям применяются положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права. К моменту обращения в суд работник (или бывший работник) по договору подряда исходит из формально имеющих место гражданско-правовых отношений и считает, что к ним следует применять предусмотренный ст. 196 ГК РФ срок исковой давности - 3 года. Логика проста: договор заключен гражданский, поэтому и срок применяется из Гражданского кодекса. А вот если суд установит трудовые отношения, тогда и применит все благоприятные для истца нормы уже по Трудовому кодексу, оплатит все три года вынужденного прогула и восстановит его в ранее занимаемой должности. Что считать моментом, когда работник узнал или должен был узнать о нарушении своего права? Момент заключения договора в качестве гражданско-правового при том, что он должен был быть трудовым? Работник с достоверностью знал, какой документ подписывает, и при несогласии с ним имел возможность обратиться в суд, зная (в формулировке ст. 392 ТК РФ) о нарушении своего права. Или момент прекращения отношений между сторонами? Работники в таких случаях говорят, что считали отношения трудовыми с самого начала, рассчитывали, что работодатель воспринимает их также, а о нарушении трудовых прав узнали только при прекращении отношений. Утверждение достаточно спорное.

Аналогичная проблема возникает при оспаривании увольнения по ст. 79 ТК РФ - прекращение срочного трудового договора. Об отсутствии оснований для заключения трудового договора на определенный срок работник знает или по крайней мере должен знать при заключении трудового договора и не обращается с иском в суд исключительно из опасения конфликта с работодателем и возможного последующего увольнения. Но это его право и его выбор. Почему в такой ситуации срок обжалования увольнения считается по ч. 1 ст. 392 ТК РФ с момента получения приказа об увольнении либо трудовой книжки?

Верховный Суд РФ в п. 3 Постановления от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" разъяснил, что предусмотренный ст. 392 ТК РФ срок можно считать также с момента отказа работника от получения приказа об увольнении или трудовой книжки. Статья 84.1 ТК РФ предлагает в таких случаях производить на приказе соответствующую запись. Предполагается, что правоприменитель должен считать началом срока обращения в суд дату постановки записи в порядке ст. 84.1 ТК РФ? Но насколько при таком подходе к проблеме работник защищен от злоупотреблений со стороны работодателя? Последний не несет никакой ответственности за постановку не соответствующей действительности записи, а доказать в суде ее фиктивность представляется достаточно сложным, а для работника - просто невозможным. По мнению автора, эту проблему возможно решить дополнением ст. 392 ТК РФ указанием на необходимость составления акта об отказе работника получить приказ об увольнении или трудовую книжку. Это позволит допросить подписавших акт работников в качестве свидетелей в судебном заседании и повысит уровень правовой защищенности работника при увольнении.

 

Грин Е.В., судья Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга.

Здесь будет ссылка на мобильный сайт.
FineFinance.ru - информационный портал