Главная Карта сайта Отправить письмо
На главную
 Ежедневно 09.00 - 21.00, включая выходные дни, Вам ответят на все вопросы о возможностях, перспективах и условиях оказания юридической помощи...  (495) 726-2650
(многоканальный)
КОНТАКТЫ
ОТКРЫТ НОВЫЙ ПОРТАЛ ЦЕНТРА ЮРИДИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ

Гражданское законодательство - Обязательства вследствие причинения вреда (юридическая пресса) - Возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, имуществу, вследствие недостатков товаров, работ или услуг, источником повышенной опасности, неправомерными действиями органов власти и управления. Компенсация морального вреда

ИЗ ПРАКТИКИ ПРОКУРОРСКОГО НАДЗОРА ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

 

Прекращение дела по заявлению прокурора в порядке ст. 45 ГПК РФ признано незаконным.
Анапский межрайонный прокурор обратился в суд с исковым заявлением в порядке ч. 1 ст. 45 ГПК в защиту интересов Российской Федерации, Краснодарского края и муниципального образования город-курорт Анапа к Эмериди Н.И., комитету по управлению муниципальным имуществом города-курорта Анапы о признании недействительным договора купли-продажи земельного участка и применении последствий недействительности ничтожной сделки.
В обоснование заявленных требований указано, что 7 марта 2005 г. между ответчиками был заключен договор купли-продажи земельного участка площадью 600 кв. м, расположенного в г. Анапе. Заключению договора купли-продажи земельного участка предшествовало издание главой администрации города-курорта Анапы постановления от 2 февраля 2005 г. N 241 "О предоставлении в собственность находящегося в государственной собственности земельного участка Эмериди Н.И.".
Прокурор 2 февраля 2005 г. внес протест главе города-курорта Анапы об отмене этого постановления, как незаконного. Постановлением главы города-курорта Анапа от 14 февраля 2005 г. постановление о предоставлении Эмериди земельного участка отменено. Несмотря на это, комитет по управлению муниципальным имуществом города-курорта Анапы и Эмериди 7 марта 2005 г. заключили договор купли-продажи указанного земельного участка. Сделка заключена в нарушение действующего законодательства, в связи с чем ничтожна.
Решением Анапского городского суда Краснодарского края от 17 мая 2005 г. заявление прокурора удовлетворено.
В кассационном порядке дело не рассматривалось.
Определением Анапского городского суда от 15 сентября 2006 г. Эмериди восстановлен срок для обжалования решения суда от 17 мая 2005 г. в надзорном порядке.
Постановлением президиума Краснодарского краевого суда от 19 июля 2007 г. решение суда отменено и дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
Определением Анапского городского суда от 12 сентября 2007 г. производство по делу прекращено.
Заместитель Генерального прокурора РФ внес представление в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда РФ об отмене состоявшихся судебных постановлений и оставлении без изменения решения Анапского городского суда от 17 мая 2005 г.
Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 1 июля 2008 г. Постановление президиума Краснодарского краевого суда от 19 июля 2007 г. и Определение Анапского городского суда от 12 сентября 2007 г. отменены, оставлено в силе решение Анапского городского суда Краснодарского края от 17 мая 2005 г.
Разрешая дело и удовлетворяя требования прокурора, суд первой инстанции руководствовался ст. 38 ЗК РФ и исходил из того, что в нарушение указанной нормы закона земельный участок, о котором возник спор, продан не с торгов.
Отменяя решение суда первой инстанции, президиум краевого суда указал, что ст. 254 ГПК содержит исчерпывающий перечень лиц, наделенных правом на обращение в суд с заявлением об оспаривании решения органа местного самоуправления. К таким лицам относятся граждане и организации, которые считают, что их права и свободы нарушены. Прокурор таким правом не наделен.
Суд надзорной инстанции также указал, что если прокурор обращается в суд с заявлением об оспаривании акта, который не является нормативным, то суд должен отказать в принятии такого заявления на основании п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК, а в случае, если это обстоятельство выяснится после принятия судом заявления к производству, то производство по делу должно быть прекращено на основании абз. 2 ст. 220 ГПК, так как заявление подано в защиту прав, свобод или законных интересов другого лица государственным органом, органом местного самоуправления, организацией или гражданином, которым ГПК или другими федеральными законами не предоставлено такое право.
При новом рассмотрении дела производство по нему прекращено судом первой инстанции по указанному основанию.
Между тем согласно ч. 1 ст. 45 ГПК прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов РФ, субъектов Федерации, муниципальных образований.
Согласно п. 3 ст. 35 Закона о прокуратуре прокурор вправе обратиться в суд с заявлением, если этого требует защита прав граждан и охраняемых законом интересов общества или государства.
В ст. ст. 245 и 254 ГПК прокурор действительно не указан в числе лиц, обладающих правом обращения в суд с заявлением об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих.
Однако ст. 45 ГПК, определяющая общие принципы участия прокурора в гражданском процессе, не ограничивает его полномочия по предъявлению заявлений в интересах РФ, субъектов Федерации, муниципальных образований.
Кроме того, как видно из материалов дела, Анапский межрайонный прокурор, руководствуясь названной нормой закона, обратился в суд не с заявлением об оспаривании решения органа местного самоуправления, а с заявлением о признании недействительным договора купли-продажи земельного участка и применении последствий недействительности ничтожной сделки. Это заявление и было рассмотрено судом первой инстанции в соответствии с нормами гражданского законодательства, регулирующими основания и последствия признания сделок недействительными.
Что касается постановления главы администрации города-курорта Анапы от 2 февраля 2005 г. N 241 о предоставлении в собственность земельного участка Эмериди, на основании которого с ответчицей был заключен договор купли-продажи этого земельного участка от 7 марта 2005 г., то это постановление прокурор в судебном порядке не оспаривал. По протесту прокурора постановление отменено главой администрации города-курорта Анапы постановлением от 14 февраля 2005 г.
Суд первой инстанции установил, что при заключении оспариваемого договора допущены существенные нарушения действующего законодательства, в частности ст. 30 ЗК, предусматривающей проведение торгов по продаже земельных участков.
Орган местного самоуправления продал земельный участок Эмериди без проведения торгов, чем нарушил предусмотренные Земельным кодексом принципы эффективности, справедливости, публичности, открытости и прозрачности предоставления земельных участков, а также интересы неопределенного круга лиц.
Решение органа местной власти о предоставлении ответчику земельного участка в собственность без проведения торгов противоречит интересам РФ, субъекта Федерации, муниципального образования, так как средства от продажи земельного участка не поступили на счет отделения по городу-курорту Анапе управления федерального казначейства и не были перераспределены в бюджеты в установленном законом порядке.
Таким образом, у президиума краевого суда не было предусмотренных законом оснований для отмены решения суда первой инстанции.
На основании изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ пришла к выводу о том, что Постановление президиума Краснодарского краевого суда от 19 июля 2007 г. постановлено с существенным нарушением норм процессуального права и подлежит отмене с оставлением в силе решения суда первой инстанции.
Поскольку Постановление президиума Краснодарского краевого суда от 19 июля 2007 г. подлежит отмене, то и вынесенное 12 сентября 2007 г. Определение Анапского городского суда о прекращении производства по делу также подлежит отмене.
Поскольку истец получал суммы в возмещение вреда здоровью, рассчитанные в порядке, предусмотренном законодательством РФ для случаев возмещения вреда, связанного с исполнением работниками трудовых обязанностей, то при увеличении степени утраты профессиональной трудоспособности сумма возмещения вреда должна соответственно увеличиваться.
Ф. обратился в суд с иском к комитету социальной защиты населения администрации Мотовилихинского района г. Перми, департаменту социального развития Пермской области, департаменту Федеральной государственной службы занятости населения по Пермской области об увеличении ежемесячной суммы в возмещение вреда в связи с изменением процента утраты профессиональной трудоспособности, взыскании задолженности в возмещение вреда с учетом инфляции, индексации задолженности в связи с несвоевременной выплатой сумм в возмещение вреда, индексации сумм, присужденных по решению суда. В обоснование заявленных требований Ф. указал, что вследствие ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС ему была установлена третья группа инвалидности с утратой 60% профессиональной трудоспособности. Вступившим в законную силу решением Мотовилихинского районного суда г. Перми от 22 марта 2004 г. за ним признано право на получение с 1 января 2004 г. ежемесячных выплат в возмещение вреда здоровью в размере 4988 руб. 39 коп., исходя из утраченного заработка и утраты 60% профессиональной трудоспособности. Впоследствии он был признан инвалидом второй группы с утратой 90% профессиональной трудоспособности. Постановлением Правительства РФ от 25 мая 2005 г. утверждены Правила, которыми предусмотрена индексация ежемесячных выплат с 1 января 2004 г. в 1,1 раза, которая в отношении его применена не была. Решение Мотовилихинского районного суда от 22 марта 2004 г. о взыскании в его пользу единовременно 110100 руб. 59 коп., ежемесячно с 1 января 2004 г. - 988 руб. 39 коп. ответчиком не исполнено, фактически ему выплачивается ежемесячно по 1062 руб. 31 коп. Вследствие инфляционных процессов взысканные суммы в значительной степени обесценились, утратили покупательную способность.
Решением Мотовилихинского районного суда г. Перми от 7 ноября 2005 г., оставленным без изменения Определением судебной коллегии по гражданским делам Пермского областного суда от 22 декабря 2005 г., исковые требования Ф. удовлетворены частично. В пользу Ф. взыскана задолженность по суммам, взысканным ранее в возмещение вреда, с учетом инфляции 495 руб. 47 коп., в связи с несвоевременным исполнением решения суда от 22 марта 2004 г. - 12551 руб. 46 коп. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.
Постановлением президиума Пермского краевого суда от 16 мая 2007 г. судебные постановления в части отказа в удовлетворении исковых требований об увеличении ежемесячных платежей в возмещение вреда в связи с увеличением процента утраты трудоспособности и изменением группы инвалидности оставлены без изменения. В остальной части судебные постановления отменены и дело направлено на новое рассмотрение.
Отказывая в удовлетворении части требований, суд исходил из того, что ФЗ от 12 февраля 2001 г. "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О социальной поддержке граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" законодатель сохранил для лиц, которым возмещение вреда было назначено до внесения изменений в Закон РФ от 15 мая 1991 г. в зависимости от размера среднего заработка и процента утраты трудоспособности, возможность получать его в прежнем размере, если это соответствовало их интересам. При этом законодатель исходил из невозможности снижения признанного государством уровня возмещения вреда. Вместе с тем все лица, здоровью которых причинен вред в результате одной и той же техногенной катастрофы, имеют равное право на возмещение расходов, возникших в связи с потерей или ухудшением здоровья, в том числе на определение критериев исчисления денежной компенсации. Сохранение возможности получать платежи, назначенные в соответствии с ранее действовавшим законодательством, не свидетельствует о том, что сохраняется также принцип и порядок перерасчета этих платежей. Поскольку Ф. получает платежи в возмещение вреда в ранее назначенном размере и не изъявил желание получать их в твердой денежной сумме в зависимости от группы инвалидности, т.е. избрал наиболее выгодный для себя вариант, то, соответственно, он имеет право на увеличение платежей в связи с изменением группы инвалидности, только если согласится на получение их в твердой денежной сумме.
Не согласившись с судебными постановлениями в этой части, заместитель Генерального прокурора РФ обратился в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда РФ с представлением об их пересмотре, как вынесенных с нарушением норм материального права.
Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 4 апреля 2008 г. представление заместителя Генерального прокурора РФ удовлетворено, дело в указанной части направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
При этом Судебная коллегия указала следующее.
Из материалов дела усматривается, что первоначально Ф. в ноябре 1994 г. был признан инвалидом третьей группы с утратой 40% профессиональной трудоспособности в связи с заболеванием, полученным в результате аварии на Чернобыльской АЭС. На основании заключения ВТЭК в ноябре 1995 г. ему установлена эта же группа инвалидности с утратой 60% профессиональной трудоспособности, впоследствии с декабря 2004 г. - вторая группа инвалидности с утратой 90% профессиональной трудоспособности. Ежемесячная компенсация Ф. определялась из денежного содержания (заработка) с учетом процента утраты трудоспособности.
Право истца на возмещение вреда, причиненного здоровью, возникло и было реализовано им до 15 февраля 2001 г. (вступления в силу ФЗ от 12 февраля 2001 г.), которым внесены изменения в п. 25 ч. 1 ст. 14 Закона РФ от 15 мая 1991 г. "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС". В соответствии с п. 25 ч. 1 ст. 14 этого Закона в редакции от 12 июля 1995 г., действовавшей до 15 февраля 2001 г., гражданам, указанным в п. п. 1, 2 ч. 1 ст. 13 Закона, гарантируется возмещение вреда, причиненного здоровью в связи с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы либо с выполнением работ по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, выплатой денежных сумм в размере заработка (или соответствующей его части) в зависимости от степени утраты трудоспособности (с установлением инвалидности), определяемой в порядке, предусмотренном законодательством РФ для случаев возмещения вреда, связанного с исполнением работниками трудовых обязанностей.
Согласно ст. 2 ФЗ от 12 февраля 2001 г. "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" гражданам, получившим до вступления в силу этого Федерального закона возмещение вреда, причиненного здоровью в связи с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы либо с выполнением работ по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, по их выбору выплачивается либо ежемесячная денежная компенсация, предусмотренная п. 25 ч. 1 ст. 14 Закона РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", либо ранее установленная ежемесячная денежная сумма, определенная в порядке, предусмотренном законодательством РФ для случаев возмещения вреда, связанного с исполнением работниками трудовых обязанностей.
Постановлением Конституционного Суда РФ от 19 июня 2002 г., предметом рассмотрения которого были нормы о возмещении вреда, причиненного здоровью граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, в связи с переходом на новое правовое регулирование, предполагающее в качестве основного критерия определения размера возмещения вреда степень утраты здоровья (инвалидность), а не утраченный заработок, и, соответственно, установление твердых денежных сумм, а также их индексацию без применения минимального размера оплаты, установлено, что при определении порядка возмещения вреда, причиненного чернобыльской катастрофой, федеральный законодатель может избрать различные способы возмещения вреда: единовременную денежную компенсацию, ежемесячные и иные компенсационные выплаты, но не вправе при этом снижать признанный государством уровень возмещения вреда.
Возмещение вреда здоровью граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, не может отождествляться с какими-либо обязательными социальными выплатами, включая выплаты по обязательному социальному страхованию, поскольку особенности такого возмещения обусловлены конституционно-правовой природой соответствующих отношений, включая их длящийся характер, чем предопределяется правовой статус указанных граждан. Принимая на себя ответственность по возмещению вреда, государство обязано руководствоваться следующими из ст. ст. 2, 19 и 42 Конституции РФ требованиями, в основе которых лежит признание в качестве конституционной ценности жизни и здоровья, имеющих равное, одинаковое значение для всех граждан, пострадавших в результате чернобыльской катастрофы.
Избрав подход к определению размера возмещения вреда на основе степени утраты здоровья, законодатель установил также право лиц, ранее получавших возмещение вреда, причиненного здоровью катастрофой на Чернобыльской АЭС, осуществить выбор - получать ежемесячную денежную компенсацию в твердых суммах или компенсацию, которую они получали ранее, исчисленную исходя из заработка, дохода, денежного довольствия.
При совершенствовании порядка и условий возмещения вреда, причиненного здоровью граждан, ставших инвалидами вследствие чернобыльской катастрофы, недопустимо уменьшение ранее назначенного объема возмещения вреда. Следовательно, при переходе к новому способу определения размеров возмещения вреда не должен снижаться его объем для тех инвалидов-чернобыльцев, а в случае их смерти - нетрудоспособных членов семьи, находившихся на их иждивении, которым оно было назначено ранее, учитывая при этом, что речь идет о суммах денежных компенсаций за реально причиненный вред здоровью.
Из п. 25 ч. 1, ч. 2 ст. 14, абз. 2 п. 2 ч. 1 ст. 29 базового Закона в редакции от 12 февраля 2001 г. в их нормативном единстве с ч. ч. 1 и 2 ст. 2 ФЗ от 12 февраля 2001 г. следует, что право выбора - получать возмещение вреда в твердых суммах или в размере, который исчисляется из заработка, предоставляется инвалидам-чернобыльцам, а в случае их смерти - нетрудоспособным членам семьи, находившимся на их иждивении, впервые обратившимся за возмещением вреда после вступления в силу ФЗ от 12 февраля 2001 г.
Кроме того, при рассмотрении дела судебные инстанции не учли, что решением Мотовилихинского районного суда г. Перми от 22 марта 2004 г. размер ежемесячной выплаты возмещения вреда Ф. определен в порядке, предусмотренном законодательством для случаев возмещения вреда, связанного с исполнением трудовых обязанностей, исходя из твердой денежной суммы, установленной п. 25 ч. 1 ст. 14 Закона РФ от 15 мая 1991 г. (в редакции ФЗ от 12 февраля 2001 г.).
Таким образом, поскольку Ф. получал суммы в возмещение вреда здоровью, рассчитанные в порядке, предусмотренном законодательством РФ для случаев возмещения вреда, связанного с исполнением работниками трудовых обязанностей, то при увеличении степени утраты профессиональной трудоспособности в соответствии со ст. ст. 12, 13 ФЗ от 24 июля 1998 г. "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" сумма возмещения вреда должна соответственно увеличиться.
Учитывая, что при разрешении спора суд неправильно истолковал закон, состоявшиеся судебные постановления в обжалуемой части признаны незаконными и необоснованными.


Здесь будет ссылка на мобильный сайт.
FineFinance.ru - информационный портал